die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Кабинет директора


Кабинет директора

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://i031.radikal.ru/0805/8e/bc7b816ddbf2.jpg

2

СОПРОМАТ

Исаак влетел в приёмную и, приказав секретарше никого к себе не пускать, закрылся в кабинете. Да, милая улыбчивая Ева уже успела натащить на директорский стол кучу бумаг, бумажек и бумажонок. Договоры, справки, записки, жалобы, заявления, почта и много-много другое. Процесс разбора всей этой "макулатуры" затянулся на добрых два часа.
Уже ближе к полудню герр фон Кампфер чувствовал себя так, словно его заставили разгружать мешки с песком. Причём неделю без перерыва.
- К чёрту, - буркнул Исаак, поднимаясь и хватая кейс. - Каждый трудящийся имеет право на заслуженный отдых или перерыв. Это в трудовом законодательстве чётко прописано. И я тоже человек, - покинув кабинет, немец буркнул секретарше что-то вроде "я скоро вернусь" и направился на парковку, где его ждал роскошный "Мерседес".
- Клаусс, к кафе Gerucht und Geklatsch, – сказал Исаак водителю. - И не гони. Мы никуда не спешим.
Немолодой немец – водитель – кивнул и завёл машину. «Мерседес» плавно выехал с парковки.

Кафе Gerucht und Geklatsch

3

Кафе Gerucht und Geklatsch

Охранники донесли бесчувственного Франца до кабинета секретарши и там аккуратно положили на широкий кожаный диван. Ева сразу же помчалась за медсестрой, что как раз наводила порядок в мед. кабинете. Исаак же прошёл к себе, сделав знак Штефану следовать за ним.
- Садись, - бросил директор, кивая на кресло, что стояло сразу перед его столом. Сам немец подошёл к окну и принялся медленно опускать жалюзи. Движения его были медленны и ленивы, будто Исаак до последнего оттягивал неприятный разговор. Однако очень скоро в кабинете воцарилась тревожная полутьма. Герр фон Кампфер с удобством устроился в своём кресле, соединил вместе подушечки пальцев обеих рук, сложил их "домиком" и внимательно взглянул поверх него на Штефана.
- Потрудитесь объяснить, что произошло в кафе до моего прибытия. И почему я нахожу любимое место в состоянии, будто там прошла Вторая Мировая война, - пока что Исаак не сердился, но такое сильное разочарование звучало в его голосе. Да он до сих пор не мог поверить, что его любимые студенты, его гордость, ввязалась в банальный мордобой. Ещё и в публичном месте - в кафе, где Исаака Фернанда фон Кампфера великолепно знали. А теперь вряд ли улыбчивый менеджер и красавица Мадлен станут принимать Исаака с приседанием и "почестями". Более того - пойдут слухи о том, что директора колледжа имени Св. Бруно не может сдержать своих учеников и они бросаются на кого ни попадя.
...Все эти весьма неприятные выводы Исаак успел сделать ещё до того, как Штефан начал рассказывать и оправдываться.

4

--->> Центр --> Кафе Gerucht und Geklatsch

Ненадолго приоткрыв глаза, Франц решил, что делать этого все же не стоило, поскольку висок ответил дикой болью.
Лучше бы я вообще не приходил в сознание, - подумал парень и тут же поймал мысль за хвост.
Если я пришел в сознание, значит как-то оно меня покинуло. Как? УуууХ. голова болит.. так. меня ударили в висок. Тот алкоголик, которого я чуть не придушил. Кафе. А.. что дальше?
Поняв, что для прояснения ситуации изображать упавшую в обморок даму придется прекратить, Франц вздохнул, снова открывая глаза, стараясь не обращать внимания на дикую головную боль, рассматривая помещение и потолок, кажущиеся ему смутно знакомыми.
Тут такая же люстра, как у нас в..
От слишком резкого приведения тела в вертикальное положение, в глазах потемнело и блондин рухнул обратно на диван, едва ли не всхлипывая от дикой головной боли. Его тут же начали трясти в 4, а то и больше рук, что-то спрашивать, трогать и отпускать какие-то комментарии по поводу женоподобного личика и крутого нрава. Отвечать на подобное у парня не было сил, посему он просто закрыл глаза.
Попал.. Как же я попал.. Дай Бог, чтобы это Ева притащила меня сюда, а не герр Директор. Меня.. а где Штефан? - мысль, что брата нет рядом настолько поразила младшего, что он снова подскочил, заорав на весь кабинет, что если ему его сейчас же не приведут, все присутствующие окажутся в аду, после чего, не выдержав нагрузки, снова рухнул на диван, обхватывая голову руками.

5

Штефан мягко опустился в кресло, на которое ему указали и расслабился так, будто у него размякли все кости.
- А нафиг шторы задергивать? Интимная атмосфера? Или наш директор просто не любит свет?
За время занятий айкидо Штеф успел выучить почти все привычки своих сенсеев. Он отлично знал, что младший не любит делать разминку сидя, гораздо более суетливый но не такой веселый как старший. Он отлично знал что любит есть каждый из них, какой марки у них машины, как зовут их дочерей... Но вот про Исаака он не знал совершенно ничего, хотя был уже на третьем курсе.
- Наверное он думает, что я сейчас заору: " Я не скажу ни слова без моего адвоката!".. Не дождется...
- Хорошо, герр фон Кампфер. - блондин невозмутимо пожал плечами. - Я объясню как все было. Кстати, не знал, что это ваше любимое кафе... - ехидная усмешка была вызвана предположением, что любимым оно у него стало буквально пол часа назад. - Все началось с того, что мы завтракали, а потом...
Эфрон выдержал долгую паузу.
- Потом мой завтрак кажется улетел... Прямо на пол, представляете? - он сбил со стола стакан с карандашом и ручкой, который со стуком ударился об пол. - Ну вот примерно так. А после этого какой-то тип схватил меня за воротник и стал трясти... Пришлось немного охладить его пыл. Вот и все дела. То же самое сделал и братик. Просто ему достался соперник...Ммммм... Повнушительнее? Мне очень жаль, что мы устроили такой большой шум в вашем любимом месте для обеда (завтрака?) Отсюда мораль - хотите поесть нормально - еште один и в темноте. А лучше идите в дорогой ресторан...

6

Ева и Ханна (медсестра колледжа) тут же, словно рассерженные гусыни, зашикали на Франца, убеждая его не орать и лежать спокойно. И вообще, мол, скоро его брат придёт, просто сейчас он имеет важный разговором с герром директором. А Францу вообще лучше вести себя тише воды, ниже травы, а то и ему достанется.

Три "ха-ха". Исаак с удовольствием бы поаплодировал мальчишке за такую интересную и познавательную сказоч... фрр, извините, историю. Не нужно было держать герра фон Кампфера за дурака: он прекрасно знал, что Штефан и Франц Эфроны обладают характерами, весьма далёкими от совершенства и совсем не вяжущимися с идеальной ангельской внешностью близнецов. А Штефан сейчас, вместо того, чтобы честно во всём признаться, ещё и насмешничал почём зря, здорово испытывая терпение Исаака, который, кстати, педагогом-то как раз и не был, а потому не мог долго сдерживаться.
- Бла-бла-бла, хорошая шутка, замечательный совет насчёт ресторана. Как-то странно такому умному и большому мальчишку верить в стереотипы и ставить клише, - Исаак картинно возвёл глаза к потолку, будто надеясь прочитать там ответ на вопрос "Ну почему студенты колледжа имени Св. Бруно по утрам засовывают себе в голову не мозги, а нахальство?". - Если мне нужно будет твоё мнение, я его спрошу, - директор фыркнул, не сводя со Штефана диковатого взгляда. - Штефан, радость моя, я ни за что в жизни не поверю, что какой-то придурок из враждебного нам колледжа... - прямо таки выплюнул это слово, - ...ни с того ни с сего напал на вас, -в раздражении фон Кампфер достал пачку сигарилл и, вытащив одну, тут же задымил. - Я не понимаю, чему вас учат на уроках. Разве вы собираетесь стать наёмниками?.. головорезами?.. бандитами с большой дороги? Знаешь ли, для того, чтобы махать кулаками и драться в первом попавшемся кафе, много ума не нужно, - тёрпкий ванильный аромат и облачко синеватого дыма окружали сейчас директора. - Почему вы тут же не покинули кафе? Какого, я спрашиваю, чёрта нужно было учить этих идиотов уму-разуму и манерам?
Их всё равно этому никто уже не научит, - ехидно пропел внутренний голос, однако Исаак отмахнулся от него, как от надоедливой мухи.
- Посмотри, что они сделали с твоим братом. Ты, кажется, старший, так почему ты не подумал о Франце? - начал было переходить на крик, но осёкся. Несколько лёгких затяжек помогли прийти в себя - "причесать", так сказать, нервы. И когда Исаак вновь начал говорит, как-то странно и отчуждённо звучал его голос, полный скрытой горечи и недовольства:
- Я в вас глубоко разочарован. Когда Франц оклемается, вы оба понесёте наказание в виде общественно-полезных работ. Также я вынужден буду позвонить вашему отцу.

7

Губы штефана искривились будто парень проглотил целый лимон. Хотя удивляться конечно было глупо - любимый директор как всегда плевался ядом и успел довести его до состояния полного упадка за считанные минуты. Блондин предпочел бы провести целый день в компании пьяных и злобных выпускников Адальберта, чем остаться на пол часа с собственным директором.
- Мда... Неужели он наивно полагал что для меня его уважение хоть что-нибудь значит? Или, что он сможет напугать меня какими-то исправительными работами? - с легким раздражением подумал парень, потирая переносицу, будто хотел поправить очки, которых на данный момент на нем не было. - Конечно! Мы лучше поверим невменяемому бреду, который услышали от официантки в ресторане или который родился в наших прокуренных мозгах, чем послушаем разумные объяснения... Тогда какой смысл вообще спрашивать? Все равно влетит, виноват ты или нет... 
- Если вы все сказали, то я пойду... Мне нужно посмотреть, как себя чувствует брат, - сухо бросил Штефан, вставая со стула. Он совершенно не доверял этим двум курицам, которых Исаак оставил с Францем. И если секретарша была просто откровенно глупой в его глазах, то медсестру он не любил еще и за случай, когда она, накормив его таблеткой от температуры и воспользовавшись тем, что парень находился в полубессознательном состоянии, занималась не имеющими ничего общего с лечением вещами. - И хватит дымить мне в лицо. Я скажу отцу, что вы подаете ученикам дурной пример и он перестанет реагировать на ваши жалобы...

8

- Пошёл вон, - беззлобно бросил Исаак.
Эта сладкая блондиночка ещё смела угрожать. Уже лучше бы не демонстрировала свой гадский стервозный характер, а опустила глазки в пол и, поджав пухленькие губки, на цыпочках покинула кабинет, прошептав медовым голоском что-то вроде: "До встречи, герр директор. Простите за отнятое у вас время".
Да угроза была глупой. Штефанчик находился не в том положении, чтобы разбрасываться угрозами. И уж кого-кого, а студентов нельзя было назвать святыми. И герр фон Кампфер в этом колледже был истинным дьяволом ангелом во плоти.
Штефан вышел, а Исаак, закинув ноги на стол, подтянул к себе телефон и телефонную книжку с дорогой обложке. Да-да, нужно было сделать звонок папаше этих миленьких близнецов. Им обоим, разумеется, влетит от их богатенького папашки. Но уважаемый директор просто обязан сообщить об этом вопиющем нарушении, об этом мелком хулиганстве. Se la vi. Такова жизнь.
А потом ещё нужно придумать, что бы заставить делать этих мальчишек. Пожалуй, стоит обратиться за помощью к завхозу. Этот мерзкий старикашка, вызывающий у Исаака самое настоящее отвращение, тем не менее, был мастером на придумки всяких тяжёлых заданий, от которых воротило студентов. Впрочем, всё же Штефану и Францу нужно сделать небольшую поблажку. Как-никак подрались со студентами другого колледжа, который, откровенно говоря, вообще стоило бы стереть с лица земли.
Исаак поморщился недовольно, набирая нужный номер. Чёрт бы побрал этих адальбертовцов. Столько нервов на них тратится.

9

- Всего доброго! Не болейте...
Штефан усмехнулся и вышел из кабинета. Он предполагал, что на геррдирректора эта небольшая колкость не произведет впечатления и папочке он настучит в любом случае. Ничего, бывало и похуже. Какая-то жалкая драка и в сравнение не идет с тем, что он вытворил, когда самолично изготавливал динамит в домашних условиях. Самое худшее что их может ожидать с Францем это нудный выговор и лишение карманных денег на неделю. Впрочем, заботливая мать все равно будет систематически подсовывать им в сумки толстые пачки, в этом блондин даже не сомневался. А наказание в виде воспитательных работ было чистейшим блефом, потому что драка произошла еще до официального начала учебного года и даже не на территории колледжа. Соответственно, никакого права выдвигать обвинения Исаак не имеет... Можно даже не думать об этом, просто у старика наверное с утра день не задался...
- Скорее всего наш педантичный герр фон Кампфер столкнулся с герром Кейном. И потратил половину своих нервов на то, чтобы заставить преподавателя хоть немного зашевелиться, - промелькнуло в голове.
Младшего братишку Штефан увидел сразу же - тот полулежал на диване, обхватив голову руками и что то бормотал.
- Франц? Братик, с тобой все в порядке? - обеспокоенно спросил блондин, прикладывая к его лбу прохладную ладонь. На сотрясение не похоже. Скорее всего близнец еще не до конца оправился от болезненного удара в висок. Штеф поднял глаза на замерших над ними в нерешительности Еву и Ханну.
- Ну чего встали? Принесите ему нормальных таблеток и отвезите домой. Раз уж взялись помогать - доводите дело до конца, а не шумите попусту... - идея об увольнении обоих этих клушь казалась парню очень привлекательной. Почему директор до сих пор не рассмотрел ее? Ах да, он же не любит, когда унего в подчинении находится кто-то умнее чем он сам. Впрочем среди медсестер и секретарш такие врядли найдутся. Приходится терпеть.
Он еще раз прикоснулся ко лбу Франца, теперь уже губами и погладил того по щеке.
- Отдыхай. Встретимся дома вечером, если твоя голова не пройдет и ты не уйдешь куда-нибудь. Мне нужно кое с чем закончить. - он улыбнулся и встав, быстро покинул приемную.
Он был совершенно уверен, что парня, которого нокаутировал, отвезли в ближайшую больницу. И ун неприменно узнает, кто этот ненормальный, рискнувший с ним подраться...

===>>> Больница.

10

К счастью, к герру Эфрону Исаак дозвонился практически мгновенно. Какое счастье наговорить этому богатенькому мужчине кучу гадостей про его драгоценных деток. Ни что так не радует, как неудача соседа!
Разговор занял не более десяти минут и за это время директор успел не только испортить настроение Эфрону-старшему, но ещё и втоптать в грязь честь его семьи. Ах, какая прелесть!
- До скорого, герр Эфрон, -мило, словно давнему любовнику проворковал Исаак, пуская очередную тонкую струю сладковатого дыма. - Искренне надеюсь, что вы последуете моему совету и научите своих сыновей манерам.
С мерзкой улыбочкой Исаак положил трубку и затушил окурок от сигариллы в пепельнице. Самое замечательно в работе директора - заверение родителей в том, что их чадушки - никчёмные, ни на что негодные болваны. Хотя, разумеется, сам Исаак так не считал. По крайней мере, до некоторого времени.
Герр фон Кампфер нахмурился - улыбка в один миг слетела с его лица - и встал, подходя к окну. Раздвинул маленькую щель между жалюзи и глянул на улицу, о чём-то размышляя. Признаться, когда он только приехал сюда, то думал, что студенты в колледже - кучка богатеньких избалованных придурков, которые только и умеют что в неучебное время шляться по злачным местам, где можно покутить, потрахаться и попробовать наркоту. И всей душой Исаак ненавидел грёбаный колледж имени Св. Бруно, куда его сплавил горячо любящий папочка. Первое время новоиспечённый директор практически не выходил из своего кабинета и общение со студентами и персоналом сводил до минимума. Будто не желал иметь никаких контактов с этим отвратительным местом. Но потом, месяца через два, Исаак вошёл во вкус и понял, что жизнь, в общем-то, не так плоха и не так ужасен подарочек. Присмотрелся к студентам, к преподавателям, к обслуживающему персоналу... А сейчас, год спустя, и вовсе привык. Всё-таки работа в колледже - что-то интересное. Однако это вовсе не значило, что Исаак собирался посвятить этому всю свою жизнь. Возможно, это будет последний год, а потом удастся пристроиться на ложность ген. директора в один из филиалов компании отца. А там, глядишь, и любимый папочка сыграет в ящик, оставив единственному сыночку всё своё многомиллиардное состояние. 
Исаак вздохнул. Нет, всё же стоит немного разнообразить свою жизнь. Может, найти себе любовницу?

11

Вдоволь наоравшись и раздав каждой кружившей вокруг даме порцию отборной ругани и тумаков, Франц немного успокоился и решил вести себя немного спокойне во благо собственному здоровью. Едва он прилег на диван, как голова снова начала раскалываться. В этот момент хлопнула дверь кабинета и блондин улышал брата. Моментально сев, он, несмотря на темноту перед глазами, потянул руками к барту, обнимая его.
- Штефан, они дуры какие-то. Они меня тут мучали и дергали, и еще пытались что-то в меня запихнуть, - не поскупился младший на описание на своих мучений. - Хотя у меня ничего не болит. Совсем-совсем ничего! - он прекрасно знал, что брат, при малейшем подозрение на что-то более серьезное, чем просто удар, сам подхватит его под белы рученьки и отведет в больницу.
Впрочем, его заверения имели маленький эффект, поскольку старший моментально отдал распоряжения по поводу таблеток и перевозок. Франц невольно тихо застонал.
Ну почемуууу? Ну все же нормально..
Пару раз моргнув, он снова посмотрел на блондина, который уже собрался уйти.
- Хорошо. Только не задерживайся, - кивнул близнец, в ответ поцеловав в щеку Штефана и проводив его взглядом. изображая сущего ангела.
правда стоило брату скрыться за дверью, Франц моментально подскочил, и, пока эти две курицы не опомнились, рванул к двери директора, забегая в помещение и закрываясь.
- Вы зачем пришли?! У нас все так хорошо складывалось! Я бы ему потом врезал! Я же его найду и шею сверну! И не трогайте Штефана, он не виноват, они первые начали! - буквально орал блондин, носясь по комнате и быстро стуча каблуками. Резко тормознув перед Исааком, он сложил руки на груди и прищурился. - Объясняться будем? Или так извинитесь, за то что прервали нас?

12

Исаак, предавшись относительно спокойным воспоминаниям, а так же ностальгии по тем счастливым временам, когда можно было валять дурака на последнем курсе университета, даже не сразу и понял, что произошло. Белобрысый бесёнок в лице Франца де Эфрона нарушил покой его директорства. Мало того, что орал дурниной, будто его режут, так ещё и хамил. Ах, да, герр фон Кампфер терпеть не мог, когда в его кабинет врывались без стука. Хотя, запертая дверь - это весьма интересно...
- Где ваши манеры, молодой человек? - Исаак скривился, даже не взглянув на очаровательную блондиночку в дорогих мужских шмотках. - Зарыли на заднем дворе отчего дома вместе с костями врагов?
Самым верным решением сейчас было отвесить мальчишке пощёчину, дабы он прекратил истерить, а после выставить прочь - проветрить мозги. Однако Исаак предпочёл другой выход. Вальяжно прошествовав к столу, Кампфер присел на его краешек и с усмешкой посмотрел на Франца.
- Мой юный друг, я не могу понять причину вашего возмущения. Вы с братом виноваты - неужто не хватает мужества признать это и принять наказание? Да-да, не смотрите на меня так. Неужели вы думали, что я буду смотреть на эту историю сквозь пальцы? - лёгкий смешок. - А насчёт того, что они первые начали... Во-первых, где доказательства? Во-вторых, даже если так оно и было, то почему вы, как более умные и воспитанные молодые люди, не развернулись и не ушли? Зачем нужно было вмешиваться в драку? - пренебрежительно-спокойный тон. Большего этот мальчишка не заслуживает. В отличие от его брата, который хотя бы знал, когда сдерживать себя, Франц вёл себя как типичный избалованный представитель "золотой молодёжи". И герр директор не собирался ему этого спускать.

13

- Свои манеры я обменял на пирожок в нашей, так сказать, столовой, еще будучи первокурсником, - незамедлительно бросил Франц, наблюдая за перемещениями герр директора по кабинету.
Муха тебя укусила, что ли, что ты вертишься туда сюда и стреляешь своими злобными глазюками, - проскочила мысль в блондинистом мозгу и тут же затерялась в извилинах, подавленная тирадой фон Кампфера. Сузив глаза, блондин посмотрела на человека перед ним, как на совершенно тупое и ничего не понимающее в этой жизни существо.
Еще директор называется, - первая мысль догнала вторую и тоже потерялась.
- Да потому что этот придурок оскорбил Штефана! И меня тем более! Я ему не девочка, которую можно снять! - злость наконец-то нашла выход и младший из братьев уже почти орал в своей привычной манере. - А потом этот дым! и ему водой в лицо, чтобы никогда больше не смел трогать моего брата и поливать грязью нашу семью! А потом этот придурок, куряга, вообще меня на стол завалил! - не унимался блондин, уже топая и размахивая руками, позабыв про свое высокое воспитание. - Эти адальбертвоские ублюдки! У них только и хватает мозгов, чтобы помахать кулаками или поиметь первого встречного-поперечного! - Блондин с силой грохнул кулаком по столу и едва не взвыл от боли: в порыве злости силу он, как обычно не рассчитал.
Моментально заткнувшись, Франц прижал к себе руку и стал поглаживать, при этом жутко морщась.
- А наказания не будет.. это происходило вне стен колледжа и в неучебное время, так что никому и ничего, - уже тише проговорил де Эфрон, по-прежнему прижимая к себе руку.

14

Исаак, скучающе взглянув на Франца, откровенно зевнул, прикрыв рот рукой. Этот мальчишка, такой суетливый и невоспитанный, откровенно утомлял его. Наверное, всё же стоило выкинуть его из кабинета, предварительно назначив наказание похуже. Хотя сейчас Франц был откровенно забавен в своём гневе. И герр фон Кампфер откровенно умилялся, глядя на него
- Душа моя, успокойтесь, - Исаак покачал головой. - И присядьте. Не тратьте зря ваши нервы. Похоже, вы и так их порядком подрастеряли в этом злополучном кафе, - подчёркнуто-вежливое обращение и откровенная забота в голосе. Нет, директор не собирался ругаться со своим студентом, ибо просто не видел в этом смысла. Что толку орать на этого глупого мальчишку (вот оно - подтверждение мифа о блондинках!), если он ходит, надувшись как индюк, и не понимает разумных мыслей, что пытаются донести до него другие люди?
- Не волнуйся, они своё получат, - спокойно возразил Исаак и тут же поморщился - едва хрупкий кулак блондина смачно соприкоснулся с гладкой поверхностью стола. - Я никому не позволю беспричинно нападать на моих студентов, - чётко произнёс фон Кампфер, сумрачно глядя на Франца.
проклятый упрямец, неужели ты не понимаешь, что я забочусь о вашей шкуре. Что бы сделал ваш отец, если б вы отделались не лёгкими ссадинами и ушибами, а чем-нибудь вроде сотрясения или выбитых зубов? - с горечью думал Исаак, однако вслух сказал совсем другое:
- Франц, уж ты как никто другой должен понимать, какую бестолочь набирают в колледж Св. Адальберта. Однако, пусть это и бестолочь, но она способна на многое. И сегодня вас с братом спасло только чудо. Да и меня не могло оказаться там - а если бы их было намного больше? - совсем уж укоряющий тон. - А наказание вы всё же получите. Я уже обговорил это с вашим отцом - он только "за".

15

- Не хочу я сидеть, мне идти пора. Ночь на дворе почти, а я тусуюсь в кабинете директора во внеурочное время, - язвительно процедил Франц, по-прежнему прижимая к груди ноющую руку. В любом случае, пора уже было отсюда уходить. До дома далеко, а прогуляться хочется. Тем более Штефан не любил, когда младший задерживался вне дома.
- Вооот, так то лучше. А то вечно я с братом виноват, - недовольно буркнул блондин, стряхивая руку и выпрямляясь, смотря в окно, где на улице уже зажглись фонари и краем уха выслушивая фон Кампфера.
Старый козел.. достал уже промывками мозгов, - недовольно подумал парень, зевая.
- Это бестолочь ни на что не способна. У них же все уходит в мускулы. И то, что тот придурок меня вырубил - чистая случайность. Он меня страшно разозлил. Он меня облапал! Похотливый! Грязный! Пропитый! Адальбертовец! - снова заголосил блондин, аж подпрыгивая на месте от негодования. - И ничего мне папа не сделает! Это он просто директора успокоил! - В своих словах Франц был куда более уверен, чем в том, что драку завязали не они с братом. Тем более папочка в детях души не чаял, о наказаниях речи и быть не могло.
- Я пошел, а то Штефан будет волноваться. Всего наилучшего, герр директор, - церемониально поклонившись, блондин прошествовал к двери, покрутил торчащий в замке ключ, открыл дверь и вышел, хлопнув ею на прощанье со всей силы, злобно зыркнув на кудухтающих секретаршу и медсестру, и идя на выход.

» Южный округ » Бар "Mistigris"

16

<=== Коридор

С белоснежной ароматной лилией в руке, будто направляясь прямиком на свидание к любимой женщине, фон Лихтенштейн глухо отстукивал каблуками по лакированному паркету своими дорогими ботинками строгий размеренный шаг. В голове, как уже сравнительно давно вошло в неискоренимую привычку, преобладали наичудеснейшие размышления касательно воспитательного процесса. Действительно, через ничтожный промежуток времени ему предстоит делать мужиков из сопливых мальчишек, чтобы не прятались за маменькины юбчонки и не плакались папикам в жилетки на тоталитарный строй, ввести жёсткую дисциплинированность и соответствующие правила поведения с подкатегориями "можно" и "строго воспрещается". И плевать ему хотелось на извинения. Нарушил, значит провинился, следовательно понесёшь соответствующее вине наказание.
Казалось бы, ничто не могло омрачить его замечательное настроение, если бы не разговор на повышенных тонах за дверью кабинета директора, в который мужчина как раз-таки и держал путь.
Не успел Эдуард сообразить что-нибудь дельное, как дверь распахнулась и оттуда на свет Божий выскочил недовольный и явно рассерженный мальчишка. Флюиды негодования так и прут..Кабы деточка не лопнул от переполняющей злости. Придётся отыскивать уборщицу, чтобы соскоблить со стен размазанные внутренности. Отличный фарш для приготовления домашних поджаристых котлеток.
Его мыслительный процесс оказался бесстыже прерван громким хлопком двери, что уши заложило на первые несколько секунд. Эдуард терпеть не мог, когда глупые людишки напрочь забывают о бережном обращении с предметами своего окружения и ведут себя в учебном заведении, как у себя дома. Мальчишке повезло, что он успел смыться и не схлопотал по ушам.
- Прошу простить за самовольное вторжение в ваши владения, герр фон Кампфер, но будьте так любезны, объясните мне, что за неукротимое торнадо несколько минут назад учиняло беспорядки в вашем кабинете, а потом с шумом и грохотом вывалилось за пределы помещения, бессовестно хлопнув дверью с такой силой, что несчастная чуть с петель не слетела? - потоптавшись в дверях, Эдуард прикрыл за собой дверь и целенаправленным стремительным шагом направился прямиком к столу директора. Да, у него было несколько напрашивающихся вопросов, которым требовалось удовлетворение в форме ответа.
Подобравшись впритык к столу, фон Лихтенштейн отложил в сторону цветок и припал ладонями к идеально гладкой поверхности и вытянулся навстречу директору, как минимум третью часть своего веса перемещая на руки для равновесия.
- Я, безусловно, отлично понимаю, что вы как никто другой  заинтересованы вопросом контроля и дисциплины, тогда по какой причине намеренно закрываете глаза на вольности учащихся? От подобного бездействия пользы, как с козла молока. Поэтому давайте всё же будет реалистами и прекратим дожидаться момента, когда учащиеся поумнеют и смогут, в конце концов, отвечать за свои поступки. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду. Необходимо строго браться за каждого мальчишку и как следует.. - с неповторимым энтузиазмом при выражении собственных идей он стукнул кулаком по столу, делая особый акцент именно на этом месте повествований, - оттачивать беспрекословное подчинение, дисциплину, поведение и особое внимание уделить закреплению самостоятельности и мужества. А то что это за чертовщина получается, говорят с вами на равных, как со своими сопливыми дружками..Стыдно должно быть, герр фон Кампфер, стыдно.. - продолжил с тем же красноречивым рвением, укоризненно поцокивая языком о нёбо и не сводя пристального взгляда с директора.

17

Исаак еле сдерживал рвущийся наружу хохот. Лишь только одну насмешливую улыбку не смог удержать, и она заиграла на его устах. Франц - ну самый настоящий ангелочек! Порочный, падший ангелочек. Ещё такой маленький и наивный, думает, что всё в этом мире будет вершить лишь взмах его длинных девчачьих ресниц. Что ж, пора бы спустить мальчишку с небес на землю.
Да, мой юный друг, пора тебе становиться реалистом, иначе крылышки твои тебе обломают. Да-да, наш дерьмовый мир весьма жесток, - Исаак фыркнул недовольно, когда глупенькая сладкая блондиночка на всех парах вылетела из кабинета, долбанув хорошенько дверью об косяк. Нет, Франц не обменял свои манеры на пирожок, а просто и банально проиграл их в карты тому же грязному, мерзкому и похотливому адальбертовцу.
Но наглость близнецов начала переходить все мыслимые пределы. Стоит один раз проучить этих наивных прелестей. А потом ещё раз. И ещё. До тех пор, пока они не поймут, что хамить плохо. Можно даже потыкать их мордочками, как нашкодивших котят.
От подобной перспективы Исаак даже воодушевился. Покинул гостеприимную блестящую столешницу и пересел в кресло. Ох, глупый-глупый Франц, может, он себе руку вывихнул? Ай-ай-ай, а зачем было расшвыриваться своими нервами?
Впрочем, пусть мальчишка идёт сейчас на все четыре стороны - только бы его машина где-нибудь за углом не сбила. А это - новая головная боль директору колледжа Св. Бруно. Исаак скривился: ну к чёрту этих близняшек, рабочий день подошёл к концу и можно отправляться домой. Узнать, наконец, что там на ужин приготовила фрау Краусс. А то из-за Степаниды и Француазы Исаак остался не только без завтрака, но и без обеда с ужином.
Однако ж... да, если ты решил втихую слинять, то делай это как можно быстрее, а то потом набегут... всякие.
Герр фон Кампфер нехотя поднял глаза на вошедшего, еле удерживаясь от того, чтобы не застонать в голос. Ну и что уважаемому Эдуарду не сидится у себя в кабинете? И вообще - шёл бы уже тоже домой, чего толку засиживаться на работе допоздна? Всё равно этого никто не заметит. Кроме директора.
- Это Франц де Эфрон, брата Штефана. Помните - братья-близнецы? - невозмутимо поинтересовался Исаак, облокачиваясь на стол и соединяя подушечки пальцев, ставя руки "домиком". - Весьма невоспитанный молодой человек. Впрочем, они с братом особыми манерами не отличались никогда.
Кампфер недовольно покосился на лилию. Не то что бы уважаемый директор не любил цветы, просто лилии он тихо ненавидел, считая их источником жуткой аллергии. Вот уж странно - сам он аллергией никогда не страдал.
- Ну что вы, зачем мне делать вашу работу? - Исаак приподнял бровь, удивляясь. - За три года вы не смогли научить этих мальцов манерам и дисциплине, так почему я должен биться над этим сейчас? Вам ведь, помнится, и деньги платят... - лёгкий смешок.
Исаак тоскливо глянул на часы, стоящие на столе и только едва заметно тяжело вздохнул. Если разговор с преподавателем затянется, то... то фон Кампфер вновь рискует на ночь глядя впасть в дурное расположение духа.
- У вас ещё целый год вперед. Да, наши драгоценные студенты не поумнеют. Без кнута, - усмехнулся Исаак. - Вы можете им это предложить, мм? У вас ведь практически развязаны руки, герр фон Лихтенштейн.

18

И к подобному раскладу событий фон Лихтенштейн также себя готовил, предварительно обмозговав все возможные и невозможные варианты, пытаясь методом тщательного просеивания вычеркнуть наиболее неудачные. Будучи человеком весьма эрудированным и интеллектуально развитым, с блестящим математическим складом ума, - я бы в лётчики пошёл, пусть меня научат! - мыслительные процессы в голове Эдуарда протекали с невероятной быстротой, словно в основу был заложен принцип кодирования данных в стиле эвм и скоростное программное решение любой задачи.
Сильные напряжённые ладони медленно расслабились и Эдуард освободил от гнёта собственных рук поверхность стола, на которой красовались его отпечатки пальцев, правда не особенно приметные. Случись в кабинете фон Кампфера безжалостное убийство, фон Лихтенштейн станет одним из главных подозреваемых. И объясни потом этим бестолковым пустоголовым ничтожествам, что твои руки припарковались на его стол с самыми благими намерениями, в процессе негодования и возмущения, в руке с неукротимым красноречием. Впрочем, не будь в мире преступности, эти отвратительные ублюдки адвокаты, прокуроры, судьи и прочие защитнички правопорядка попросту остались бы без куска хлеба в кармане.
- Эта неразлучная парочка - огромная заноза в моей заднице, самый настоящий острый геморрой. Единственное, что спасает этих малолетних кровососов, так это папочкина забота. Прям растрогался весь от этих кошачьих нежностей. Интересно, насколько надо быть безвольным мужчиной, чтобы распустить собственных сыновей до такой критической степени? Великая человеческая глупость..Прям слёзки наворачиваются. Ладно, этим голубкам я крылышки то пообломаю. Не столь оно, в общем то, и интересно.. - застывшая в прекрасных ледяных глазах смертоносная отрава и стальной холод в строгом мужественном голосе, со свойственной Эдуарду непоколебимостью и храброй независимостью. Мужчина медленно, чтобы не спугнуть добычу, обошёл директорский стол и остановился прямо за спиной у фон Кампфера. Его присутствие ощущалось всеми фибрами кожи.
- Вы немного забываетесь, герр фон Кампфер. За два с половиной года предыдущий руковоритель так распустил ваших учащихся, что исправить за 6 месяцев его ляпы практически невозможно. Всё-таки я человек, а не супергерой. К тому же, если власть закрывает глаза на подобные проделки, списывая это на собственную некомпетентность, что безусловно следует назвать халатным отношением, то каких результатов я могу добиться? - голос звучал весь невозмутимо и бесстрастно, чем Эдуард демонстрировал некую степень презрения. Да, и со спины фон Кампфер смотрелся ещё привлекательнее. И откуда только в голове мужчины рождаются фантазии сексуального характера при виде собственного директора? Мой лакомый кусочек, плюшечка с заварным кремом, почему бы тебе не захлопнуть свой ухоженный ротик, пока я прямым образом этому не поспособствовал..Чем чаще мне приходится сталкиваться с этим холёной мордочкой, тем выше желание потрепать за носик. Барби, ну ей-богу..
Сильные руки руководителя по воспитанию коснулись притягательно-соблазнительных длинных волос директора, аккуратно убирая за ухо с одной стороны и с максимальной заботливостью перекладывая шикарную копну на другое плечо, ближе подтягиваясь к обнажившемуся ушку.
- Вы во мне сомневаетесь, господин директор? Уж поверьте, я целиком и полностью оправдываю собственное звание, которое мне стоило немалых трудов и усилий. Поэтому ваше равнодушие, как предательский кинжал мне в спину. Надеюсь, мы с вами сумеем найти общий язык.. - он прервался и сделал логическую паузу, чтобы пригнуться к уху сидящего директора и прошептать почти интимным, сакраментальным шёпотом, - а может быть и не только язык, ласточка моя. Минутку, о чём это я? Ах да, разумеется..Если в следующий рад под проливным дождём увидите толпу бессовестных нудистов, так не пугайтесь, это ваши студенты под моим командованием совершают омовение. Ничего не поделаешь, всякие овощи принято хорошенько промывать перед употреблением в пищу. - своим излюбленным гаденьким тоном закончил, наконец, фон Лихтенштейн и оставил в покое тяжёлые ухоженные директорские волосы. Чем чаще его пальцы прикасались к этим божественным нитям, тем больше хотелось схватиться за гребешок и продолжительно расчёсывать, примерно как Шахерезада дни напролёт рассказывала сказки 1000 и одной ночи.
Его внимательный взгляд пал на циферблат часов у себя на правой руке и мужчина удивился, как быстро летит время. В отличии от денег, его никогда не хватает.
- Совсем я с вами заболтался герр фон Кампфер, да и утомил вас изрядно. Посему..мавр сделал своё дело, мавр может удалиться. Если возникнут какие-нибудь вопросы или студенты опять-таки начнут вас обижать, то вы прекрасно помните, что мой рабочий кабинет совсем рядом. Только не забудьте постучать перед тем, как войти. А сейчас откланиваюсь и удаляюсь, а то ваш голодный желудок начнёт запевать урчащие серенады на всё помещение кабинета. - после этой шутливо-ироничной фразочки он развернулся на месте и, сцепив пальцами правой руки левое запястье, своим излюбленным величественным, подчёркнуто-строгим шагом направился прочь из кабинета, не переставая с демоническим удовольствием в глазах широко ухмыляться.

Отредактировано Eduard von Liechtenstein (2008-06-07 00:51:56)

19

- Если вас так взволновала эта ситуация, позвоните отцу этих очаровательных блондиночек, - скривился Исаак. - И выскажите ему своё недовольство. Уверен, быть может, хотя бы ваши слова заставят его всерьёз задуматься и, прежде всего, исправить себя, а потом уже своих сладких, но чертовски невоспитанных деток.
Сделали из колледжа чёрт-те-что - самый настоящий приют для золотой молодёжи, - неожиданно рассердился директор. - А богатенькие родители только стараются пихнуть сюда своих избалованных и нахальных отпрысков! Разумеется, деньги решают всё, но куда, чёрт возьми, катится мир? Куда смотрит высокое начальство? В конце концов, получат не умелых и образованных шпионов, а кучу сопливых капризных мальчишек.
Ну а чего можно было ожидать от герра фон Лихтенштейна? Только обещания исправить вопиющую несправедливость и ткнуть желторотых мальчишек носиками в их место. Впрочем, Исаак не сомневался, что преподаватель своё обещание выполнит. На 5 с плюсом. На секундочку фон Кампфер даже ощутил нечто, отдалённо похожее на стыд - как это так, совершенно несправедливо попенять преподавателя! Впрочем, это мерзко ощущение прошло практически сразу.
А вот присутствие сзади Лихтенштейна вызывало нервную дрожь по всему телу. Ох, как же Исаак не любил неизвестность. А что можно ожидать от человека, стоящего у тебя за спиной? Уж явно ничего хорошего. Это отвратительнейшее чувство незащищённости и скрытой опасности! Брр.
- Ах, простите, пожалуйста, - усмехнулся Исаак, усилием воли держа себя в руках - оставаясь всё таким же спокойным и невозмутимым - Власть нынче ещё не пришла в себя после отдыха. Простим ей оплошности, мм? Да и начиная с 1 сентября милые детки света не взвидят. Вы со мной согласны? - обворожительная улыбка, однако вышла она какой-то натянутой.
Свои волосы Исаак доверял только одному человеку - личному стилисту. И подобное прикосновение к столь любимой шевелюре сейчас воспринимал как вопиющее нарушение. Возможно, следовало хорошенько дать по рукам Эдуарду - чтоб впредь неповадно было. Но... но...
- Ну что вы, это равнодушие - наигранное, - как-то рассеянно выдавил из себя фон Кампфер: мысли его витали далеко-далеко отсюда. - Я ценю вас и по праву считаю одним из самых лучших преподавателей в этом колледже.
По крайней мере, намного лучше того балбеса и лентяя, преподающего СОПРОМАТ, - неожиданно вернулось утреннее раздражение и злость на безголового великовозрастного ребёнка Моргана Кейна. Быть может, с учениками он на короткой ноге, но именно такие безалаберные преподаватели как он разваливают дисциплину колледжа. А герру директору потом приходится бегать с веничком и совком и собирать её по углам.
Ласточка? как мило. Я сейчас расплачусь, ей-богу, - расчувствовался директор, впрочем, тут же прекращая валять дурака. Интерресный человек этот Лихтенштейн. Хотя и слишком много себе позволяет.
- О, спасибо, что предупредили, - с сарказмом протянул Исаак, еле удерживаясь, чтобы строго не оборвать зарвавшегося Лихтенштейна. - А то, чего доброго, подошёл бы к окну - так меня бы сразу удар хватил. Толпа тощих обнажённых мальчишек под дождём - это ж какие нервы надо иметь, чтобы выдержать это, с позволения сказать, зрелище. Да, кстати, было бы забавно, если бы среди этих нудистов были бы ещё и вы, - смешок. - И тоже обнажённый. Вот тогда картина была бы выписана полностью.
Ай-ай-ай, что вы себе позволяете, мой дорогой преподаватель? - Исаак еле удерживался, чтобы не возвести глаза к потолку, будто желая испросить у него ответ. - Какая наглость! Я оценю это как домогательство на рабочем месте и приму меры. А то взяли, понимаешь, моду: один кричит и истерит, топая ногами, другой бросается двусмысленными фразочками.
Зато когда Эдуард отошёл, Исаак разочарованно вздохнул, поднимаясь и хмурясь всё больше. Шуточку он пропустил мимо ушей, однако преподаватель, сам того не желая, подкинул Кампферу интересную идею. Милый относительно тихий ужин вдвоём. Свечи, красная скатерть, серебро на столе, романтика, бла-бла-бла...
Исаак широко ухмыльнулся и поднялся. Обошёл стол, попутно прихватив кейс - неизменный атрибут строгого костюма.
- Герр фон Лихтенштейн, буду рад, если сегодня вечером вы составите мне компанию за ужином. В моём доме, - чёткий поставленный голос. Директор направился к выходу из кабинета, вслед за Эдуардом. - Если, разумеется, вы сегодня не имеете никаких планов на вечер.
Откажите мне, Эдуард? Сильно сомневаюсь, что у вас есть какие-то планы. Если только вы не решили поймать какого-нибудь студентика и не содрать с него заживо шкуру.
Пока Лихтенштейн мучился решением to be or not to be, Исаак запер кабинет и, кинув весьма недовольный взгляд на стол секретарши, неодобрительно покачал головой. Еву, однако ж, винить нельзя – рабочий день давно закончился, и герр фон Кампфер сильно подозревал, что в здании уже вообще никого, кроме них с Эдуардом, нет. Все разбежались по тёплым уютным домам.
И всё же какая вопиющая несправедливость - начальство приходит раньше всех, а уходит позже всех! - уже в который раз возмутился директор.

Отредактировано Isaak Fernand von Kempfer (2008-06-07 15:14:56)

20

Быстрое взаимопонимание с директором удалось найти практически сразу, не смотря на весомый аргумент того, что герр фон Кампфер в военной подготовке являлся смазливой сопливой девчонкой, которая чуть что, сразу за материнский подол хвататься, по сравнению с Эдуардом. Подобные вещи фон Лихтенштейн считывал по глазам, как профессиональный экстрасенс, коих в наше неспокойное время днём с огнём не сыскать. Кругом одни шарлатаны и бездельники, которые только и ждут, что подходящего случая, чтобы облапошить или авантюрку какую-нибудь провернуть, жульничать да людей облапошивать на кругленькие суммы денег.
- Должен вас серьёзно огорчить, герр фон Кампфер. Как мужчина строгих правил, подобную вызывающую вульгарщину позволить себе, к сожалению, не могу. Впрочем, мне нет необходимости рассказывать вам о себе, вам и без моей занудной болтовни всё прекрасно известно. Уверен, моё личное дело побывало в ваших прекрасных ручках, как только оказалось на столе. Ладно, не принимайте близко к сердцу, ведь польстить себе - благое дело, даже человеку с моим сложным невыносимым характером. - даже Эдуарда не обошло стороной чувство юмора, весьма специфичное для человека с его интеллектуальным складом ума. На обычном, невозмутимо-флегматичном выражении лица отразилась плотоядная, уж слишком подозрительная для простого человека улыбка. Застать фон Лихтенштейна улыбающимся в трезвом состоянии практически нереально, но и такие, хоть и чертовски редкие, просветы на фоне грозовой тучности бывали. Для своего возраста он был слишком взыскателен и неумолим, как по отношению к студентам, так и к руководящему составу колледжа. Зато в нерабочее время фон Лихтенштейн мог позволить себе немного расслабиться от постоянной деспотичности и вести себя значительно гуманнее.
Какие интересные перспективы на вечер..Вот уж чего не ожидал, так подобного предложения со стороны Исаака. Не думаю, что следует отказываться от столь заманчивого предложения, выдумывая несуразные нелепицы про больную тётушку, которая подыхает без моего внимания и заботы, или про некормленных детишек с женой-потаскушкой. Пропустить стаканчик-другой, поболтать в интимной обстановке, узнать друг друга получше..налаживание контакта с руководящими слоями, не более того. Нет, слишком сухо и бесвкусно..немного романтики и уединения..О, да, мистер фон Лихтенштейн, мыслите в правильном русле..Седлейте коней и в добрый путь, спасать прекрасную принцессу..А там слово за слово, перейдём на обсуждение личной жизни, и дальше больше..Рука на коленочку, немного пофлиртовать да поухаживать..Да вы душка, фон Лихтенштейн, просто душка.
На лице мгновенно отобразилось секундное замешательство, скорее от приятной неожиданности, после которого мужчина вновь взглянул на циферблат часов, предварительно оттопырив манерным жестом манжет чёрной рубашки, словно у него была запланирована неотложная деловая встреча, а затем улыбнулся самой прекрасной и дружелюбной улыбкой, коей располагала в обращении его природная одарённость эмоциями.
- Поразительно, а я уж было хотел расстраиваться, что у вас очень жестокие шуточки. Так прогадал ведь, герр фон Кампфер. Неужто вы меня на свидание романтическое приглашаете, да к тому же в собственную обитель? Только сумасшедшего надоумит глупость отказаться от столь соблазнительного предложения. Так вы, вдобавок, и гостеприимны..Впрочем, прочувствовать это на практике куда интереснее. Герр фон Кампфер, моя восточная сладость, и почему при виде вашей привлекательной изящной фигурки во мне просыпаются самые омерзительные и низостные  животные инстинкты, как проснувшийся спящий вулкан? Того и гляди, начну вкушать запретные плоды, бессовестно срывая с райских золотистых веточек..И с вами поделюсь, моя Афродита.. Представляете, какое ин6тригующее совпадение, стечение обстоятельств..Мой вечер совершенно свободен. - его голос, с самого детства обделённый мягкими нотками утончённого звучания, а скорее низкий, типично мужественный и несколько жёстковатый для деловитой внешности, не скрывал при разговоре удовольствия от поступившего предложения.
Он поправил указательным пальцем очки на переносице, развернулся на месте на добрые 180 градусов и отворил дверь, жестом руки предлагая директору выйти первым, тем самым демонстрируя манерность.
- Только после дам.. - с шутливой интонацией голоса промолвил фон Лихтенштейн, - А я пока сбегаю в кабинет за ключами и пиджаком. Секундное дело. - продолжил более серьёзным голосом, попутно выходя из кабинета и выхватывая из рук директора ключи от кабинета, тут же приторно ухмыльнувшись, чтобы мужчина не начал возмущаться раньше времени такой непозволительной бесцеремонности.
- Вы ведь не будете против против, если я за вами немного поухаживаю.. - искоса поглядывая на Исаака, почти мурчащим голосом промолвил фон Лихтенштейн, поворачивая ключ в замочной скважине. Именно в этот самый момент его разбушевавшаяся фантазия донесла до своего владельца эротический образ директора в шёлковом халатике с оголившемся плечиком и распущенными волосами, лениво потягивающегося на постельке и подманивающего к себе указательным пальчиком и недвусмысленной похотливой улыбочкой. Пора завязывать с кокаином окончательно, пока не довёл белый порошочек до психиатрической лечебницы.

21

Исаак невольно улыбнулся: Лихтенштейн попал точно в цель. Действительно, едва Кампфер обосновался на новом месте, как все личные дела сотрудников прошли через его красивые ухоженные руки. И, разумеется, красивая папочка с наименованием "Эдуард фон Лихтенштейн" не затерялась среди десятков других. Пожалуй, стоило захватить её и сегодня, дабы почитать на ночь вместо сказки перед сном. Хотя, кто знает, какие сны потом будут сниться после такое "сказочки".
Да-да, не польстишь себе - никто не польстит, - директор немного видоизменил знаменитую поговорку, впрочем, не особо меняя её смысл. - И вы такой же, как и все люди, мой дорогой преподаватель.
И, разумеется, Эдуард не мог молча улыбнуться и согласно покивать, принимая приглашение. Как без зубоскальства-то? Это ж самое святое.
Исаак еле удержался от очередного закатывания глаз. Ох, ничем хорошим это перебрасывание колкостями не закончится. Или банальный скандал, или что похуже. Быть может, пора это прекратить? Ах, нет-нет, тогда будет совсем неинтересно. Да, Эдуард фон Лихтенштейн вызывал у герра фон Кампфера живой интерес. Наверное, именно поэтому Исаак до сих пор строго не оборвал зарвавшегося преподавателя.
Ооо, неужели мои глаза меня не обманывают, и я действительно вижу настоящие живые эмоции? Ба, Эдуард вы меня приятно удивили! А то я уж думал, что вы ни на что кроме нахальства и самолюбия не способны. Ну-с, мы это запомним, не сомневайтесь
- Да, именно на романтическое свидание. Давно мечтал это сделать, да только времени и возможности всё не было. - усмехнулся директор, смеряя мужчину насмешливым взглядом. - О, право слово, вы ещё очень плохо меня знаете, - негромкий смех. - Вот и чудесно, душа моя. Очень скоро вы увидите моё гостеприимство в полной мере. И, надеюсь, оно вам понравится.
Возрадуйтесь - я веду себя вполне сносно и вежливо. А вы станете одним из первых гостей в моём доме. Да-да, цените, герр фон Лихтенштейн, не вседа начальство пребывает в благодушном настроении. И, конечно, приглашение на ужин лучше строго выговора и лишения тринадцатой зарплаты.
- И почему я в этом не сомневался? - лукаво улыбнулся Исаак. - Что ж, я рад, - вот сейчас абсолютная искренность в голосе. Действительно - герр фон Кампфер пребывал в весьма приподнятом настроении, предвкушая приятный разговор с умным и интересным человек.
Лёгкое недоумение, когда преподаватель решил неожиданно пуститься в ухаживания. Исаак приподнял брови, однако возражать не стал. Себе дороже - не очень-то велика охота пускаться в новые препирательства. Да и пусть Эдуард наслаждается благодушным настроением директора. Ловит момент, так сказать.
- о, вы необычайно любезны, - усмехнулся фон Кампфер, отвечая на взор преподавателя истинно бесстрастной улыбкой. - Или это на вас так подействовало моё, нужно сказать, весьма скромное предложение?
С лёгким интересом в тёмных глазах Исаак наблюдал за тем. как плавно поворачивается ключ в замке. Затем поднял взор на Лихтенштейна, и мягко дотронулся до его руки. Тонкие пальцы лениво скользнули по нежной коже запястья и накрыли тыльную сторону ладони.
- Благодарю, - ключи заняли законное место в руке директора. - В таком случае, жду вас на парковке. Надеюсь, вы помните, как выглядит моя машина? - улыбнувшись безмятежно, Исаак направился к выходу.
Пока Лихтенштейн ходит за своим пиджаком и ключами, можно позвонить домой и сказать прислуге, чтобы сервировали стол на две персоны. И побыстрее.
Спускаясь по тёмной лестнице, герр фон Кампфер, подводя итоги сегодняшнего дня, решил, что если драка за ужином с использованием ножей и вилок минёт тихий дом стороной, то день можно считать более-менее удавшимся. Хотя скандал - вполне правильная нота, что должна закончить эту безумную песню.
Удобно устроившись в салоне "Мерседеса", Исаак положил на колени кейс, а на нём уже сложил руки. Весьма задумчиво оглядел собственные пальцы, с идеально сделанным маникюром, и криво усмехнулся. Быть может, герр фон Кампфер - чертовски избалованный богатенький сукин сын, ни черта не смыслящий в военной подготовке, но власть, к полнейшему несчастью и разочарованию многих в этом колледже, принадлежит ему. Именно он держит её своими холёными ручками. И уж кому не нравится - придётся заткнуть свой наглый ротик.
Ну-с, жду не дождусь нашего ужина. Очень интересно, что же я смогу узнать о вас ещё, Эдуард? Личное дело - так скучно и серо. Холодные чёткие фразы, брр. Ничего живого и полезного не узнаешь, хоть от корки до корки изучи эту проклятую папочку. Может, стоило вызывать вас два-три раза в неделю на приватный разговор? А предлог - чашечка кофе во время обеденного перерыва? Хм, почему бы и нет. Не поздно всё исправить, да, впрочем, посмотрим, что за ужин у нас получится. Романтической свидание, тоже мне, - Исаак фыркнул. - В таком случае, мне стоило подарить вам букет алых роз и коробку дорогих шоколадных конфет.

22

Всё-таки чертовски приятно, когда твои шутки не только принимают, но также правильно понимают и одобряют. Пошлый юмор Эдуарда вещь сама по себе достаточно интересная, правда проявляется сравнительно редко, примерно как острые припадки у шизофреников, то есть критическая степень во время весеннего обострения, и на большинство людей действуют убийственно, похлеще смертельной дозы мышьяка в спиртное за романтическим ужином. Да, фон Лихтенштейн зверюшка загадочная и очень непредсказуемая. По его гнусной физиономии зачастую сложно определить механизм преобладающих эмоций, вмажет ли он безжалостно кулаком в челюсть во время крайней степени недовольства или погладит по головушке с целью поощрения. Как поговаривает любимая матушка при описании любимейшего сыночка: Бомба замедленного действия. И ведь действительно так. У фон Лихтенштейна нечеловеческое терпение, впрочем как и жестокость.
А отношения с фон Кампфером в последнее время между ними слишком напряжённые и натянутые. Нет, Эдуард уважал этого человека, хоть и белоручка директор по его мнению больше подходит на роль женщины. Интересно, а он хоть раз в своей жизни держал в руках отвёртку или плоскогубцы, чтобы не с целью обороняться от приставучих хулиганов, а использовать по прямому назначению? Стилисты, визажисты..личный парикмахер, маникюр..А может он, вдобавок, ноги бреет? Тьфу, чёрт! Вот заноза в моём языке, ну ей-богу..Мои мысли всё чаще занимают мужчины..Может следует к психологу записаться, пока не поздно вылечиться? Простите, матушка, ваш сынишка начинает страшно мутировать в озабоченного педика..Фу, какие омерзительные мысли..только не на рабочем месте, господин фон Лихтенштейн.. Согласитесь, очень странные соображения для взрослого мужчины с военным званием, да к тому же с подобным Эдуардовскому характером. Афишировать свои сексуальные пристрастия, эмоции или личную жизнь во всеуслышанье и всевидение для человека с его строгим воспитанием являлось недопустимым и непозволительным. Лучше держать в тайне, нежели давать поводы для сплетничества. А люди, они такие. Дай ниточку, чтобы начать заматывать клубочек, и они о тебе сочинят целую сагу, а может даже роман, лишь бы языками почесать, чтобы банально не сдохнуть от скуки во время пощёлкивания семечек на лавочке в городском центральном парке. Именно поэтому Эдуард до умопомрачения обожал людей, обожал ненавидеть людей. Эти голодные гиены, истекающие липкими прозрачными слюнями, только и ждут, наблюдая со стороны, когда ты подскользнёшься на банановой кожуре и расшибёшь об асфальт собственную голову, потому что это зрелищно и весело, потому что лишний повод на поболтать. А люди чертовски любят перемывать друг другу косточки, с хитрым лицемерием делиться с тобой своими тайнами и вколачивать за твоей спиной в твоё же любимое тело сотни острых словечек-гадостей, вульгарных и презрительных.
- Какое бессовестное предположение, герр фон Кампфер. Столько времени задницу просиживаю на стуле, по соседству с вашим кабинетом, а вы и представления не имели, каким обходительным ухажёром я бываю после рабочего времени..Серьёзное упущение. - плутовским и несколько подхалимным голоском отозвался руководитель по воспитанию и дисциплине, пока его аккуратные ухоженные брови медленно поползли вверх, а розовые губы мгновенно округлились от лёгкого удивления, когда ручка фон Кампфера приземлилась поверх его сильной натренированной кисти. Не каждый день Исаак позволяет себе подобное поведение. Вернее сказать, практически никогда. А если быть предельно точным, то подобный грешок фон Лихтенштейн впервые подметил за директором. И что бы это значило? Своего рода знаки внимания? Ох, как интересно..А вы, оказывается, очень загадочный зверёк, мой дорогой Исаак..
- Ещё бы я не помнил машину, под которую уже который день собираюсь подложить взрывчатку.. - шутливо промолвил Эдуард и приглушённо рассмеялся, пристально глядя Исааку в глаза. На подобные шуточки он был щедрым и великодушным, как никто и никогда. Даже Иисус Христос не смог бы переплюнуть фон Лихтенштейна в его порывах.
Моя барышня отправилась занимать места..Так, быстренько забегу в кабинет и прихвачу пиджак с ключами. Главное не задерживаться, ведь неприлично заставлять даму ждать..
Строгим стремительным шагом он добрался до любимого кабинета, в котором в последнее время и протекает драгоценная жизнь, Эдуард крепко и уверенно сжал пальцами ручку и опустил вниз, в эту же секунду открывая вперёд дверь и прошагивая внутрь помещения. Приземлившийся на спинке рабочего стула пиджак оставался именно на том месте, где руководитель его оставил, а ключи покоились в одном из шкафчиков его письменного стола. Строгий порядок и всё на своём месте, за исключением рабочих бумаг и множественных пометок на самоклеющихся тикетах, коими в скором времени будет заклеен не только весь настольный торшер, но также целый книжный стеллажик.
Прихватив небходимые вещи, мужчина быстрым взглядом пробежался по всему помещению, хмыкнул пару раз, закрыл шторы и покинул пределы рабочего кабинета, повернув в замочной скважине ключик с глухим звуком.
Интересные, на какую ступень после многообещающего ужина перейдут наши отношения? Надеюсь, хотя бы на дружеские. Почему-то меня не прельщает желание испортить вечер какой-нибудь руганью на ночь глядя, или тарелкой с салатом в физиономию..Это вполне так по-американски..Проклятые янки! Очень надеюсь, что обойдётся без подобных межличностных стычек. Да и фон Кампфера узнать в домашней обстановочке очень любопытно..Поглядеть на его владения.. На время подобных мыслишек на лицо выползла неопределённая предвкушающе-жаждущая ухмылочка, почти демоническая и ненасытная.
Покинув этаж, а вместе с тем территориальные владения колледжа, Эдуард перекинул через плечо пиджак, придерживая вещь за воротник двумя пальцами, и вполне обычной мужской походочкой в развалочку направился целенаправленно к директорскому автомобилю.
- Герр фон Кампфер, я надеюсь, наш ужин будет носить не слишком официальный характер..Знаете, эти пафосные заседания за столом с возникающими по потребностям репликами: "А передайте, пожалуйста, соль", "А будьте добры, пододвиньте-ка поближе соус для салата", "Как вам эта чудесная запеканка с овощами?" - и тому подобные фразочки просто невыносимы. Будь моя воля, я бы с удовольствием припарковался на диван и выпил стаканчик-другой чего-нибудь покрепче вприкуску с чем-нибудь сытным, одновременно насыщаясь непрекращающейся беседой. Самый оптимальный вариант и вполне так по-дружески.. - плюхнувшись на соседнее местечко с фон Кампфером, он поправил очки на переносице и улыбнулся, задумчиво потирая подушечкой указательного пальца левой руки розовые припухлые губы.

23

Да я и не сомневался, что вы мечтаете если не убить меня, то взорвать к чертям собачьим мою машину, - даже мысли фон Кампфера были насквозь, словно губка, пропитаны сарказмом. - Эдуард, неужели я настолько злой и деспотичный руководитель, что вам так хочется напакостить мне? Так-так, вы очень меня обижаете.
Герра фон Лихтенштейна долго ждать не пришлось - ох, как же это радовало. Да, впрочем, Исаак нисколько не сомневался, что глубоко уважаемый им преподаватель на всех парах летит к машине, спеша на свидание со своим любимым директором.
Какая нежность, ей-богу. Я сейчас покраснею от счастья и смущения. Ай-ай-ай, Эдуард, что вы со мной делаете? И скажите, зачем это я пригласил вас в свою обитель? Фрр. Кто услышит - не поверит. Да, впрочем, кто услышит? Никто. Уж я постараюсь, что информация о нашем маленьком междусобойчике не вышла за пределы моего гостеприимного дома. Относительно гостеприимного.
Лучезарно улыбнувшись в ответ на высказывание преподавателя, Исаак покачал головой и повёл плечами, мол, да что же это такое - вы раскрыли все мои планы.
- Ох, да вы просто экстрасенс. Я как раз и подумывал о строгом официальном ужине. Знаете ли, антикварные столовые приборы - два десятка вилок и ложек на разные блюда, куча ножей, которыми совершенно ничего нельзя разрезать, белоснежная накрахмаленная скатерть, красное вино, фальшивый смех, показная вежливость... Но, видимо, придётся немного изменить планы, - Исаак нарочито тяжело вздохнул. - Ну что ж, желание гостя закон.
Пожалуй, в доме Исаака было замечательнейшее место, которое полностью отвечало запросам Лихтенштейна. Да, несомненно, там можно было провести хороший ужин в довольно приятной дружеской атмосфере. В принципе преподаватель прав - официальщины и пафоса герру фон Кампферу хватало в сумасшедшем доме под названием "Колледж имени Св. Бруно Кверфуртского".
Оцените, герр фон Лихтенштейн, я сегодня на редкость вежлив и спокойно. Но только с вами, - Исаак с трудом удержал довольно, хотя даже самодовольную улыбку.
Машина плавно выехала с парковки, направляясь к дому герра директора. Уже совсем стемнело, на улицах зажигались фонари, а множество кафе и магазинчиков прекращали работу. В такое время в большинстве своём открывались ночные клубы. Исаак поморщился недовольно и, не скрывая откровенного раздражения в голосе, произнёс, хмуро глядя на полутёмную улицу:
- Держу пари, что хотя бы одна из наших сладких блондиночек сейчас сидит в каком-нибудь баре и пытается напиться, уверяя строго бармена, что ей уже достаточно лет.
Впрочем, Француаза и Степанида словно попугайчики-неразлучники, потому не удивлюсь, если он пьют вместе. Кошмар, малолетние алкоголики, и зачем им учиться? Всё равно в будущем сопьются и всё время будут проводить в наркологических клиниках.
- Хотя, если у бармена в наличии имеется доброе сердце, то он нальёт милому светловолосому ангелу детского шампанского, - фыркнул фон Кампфер.
Если узнаю, что хоть кто-то сидел в непотребном для студента месте, заживо шкуру спущу. А то ишь, взяли моду - прав Эдуард - делать, что захочется и во всём полагаться на своих богатеньких родителей.
- Ах, впрочем, что это я, - неожиданно спохватился Исаак. - Право слово, хватит говорить об этих маленьких дьяволятах, что регулярно портят жизнь всему преподавательскому составу во главе со мной. И в сегодняшний вечер давайте постараемся удержаться от разговоров о стаде кретинов, что обычно приходят в стены колледжа.
Довольно скоро "Мерседес" выехал на нужную улицу. Совсем скоро - и показался дом герра директора. Красивое здание на большой ухоженно территории, окружённой высоким забором. Да-да, Исааку дорогая была его безопасность. В частности стоило принять меры, чтобы никому из всё тех же "дьяволят" не пришло в голову сделать гадость любимому директору и, к примеру, не побить стёкла в его обители. 

Дом Исаака Фернанда фон Кампфера


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Кабинет директора